Святитель Николай Мирликийский избавляет от смерти трёх невинно осуждённых.
simbir_palomnik



Мирский градоначальник Евстафий, подкупленный завистниками неких трех мужей, осудил их на смерть. Узнав о несправедливом поступке мирского градоначальника, святитель Николай тотчас поспешил на помощь. Он появился на месте казни, когда меч уже был занесен над головами невинно осужденных. Отстранив стражу, святитель остановил руку палача. Никто не осмелился воспрепятствовать ему. Градоначальник, грозно обличенный святым Николаем, сознался в своем грехе и просил принять его покаяние. Эта история вдохновила И. Репина и свои чувства он выразил в этой картине.


Картина: Илья Ефимович Репин - Николай Мирликийский избавляет от смерти трех невинно осужденных. (1888 г.)
1895г, холст, масло 215 x 196 см Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

22 мая по новому стилю (или 9 мая по старому) Церковь Христова празднует память перенесения мощей великого Угодника Божия и Чудотворца святителя Николая из города Мир Ликийских в город Бари. Николай Мирликийский родился в Ликийской стране в городе Патаре от благочестивых и богобоязненных родителей Феофана и Нонны. Они долгое время были неплодны, но благодаря многим молитвам, слезам и милостыням испросили у Бога сына, которого по рождении нарекли Николаем, что в переводе с греческого означает «победитель народов». Взрослея, он возрастал и в разуме, совершенствуясь в добродетелях, всячески уклонялся от суетных друзей и праздных бесед, избегал разговоров с женщинами и даже не смотрел на них. Святой Николай хранил истинное целомудрие, чистым умом созерцая Господа, и, усердно посещая храм Божий, горел духом.

О богоугодном дерзновении св. Николая свидетельствуют случаи из его жития – спасение трех невинно осужденных на смертную казнь воевод и пощечина, данная им еретику Арию на Первом Вселенском Соборе.

в IV веке Император направил воинов усмирять мятеж тайфалов (одного из вестготских племён, переселённых во Фригию с Дуная). По пути из-за шторма войско остановилось в Адриакской гавани, и на рынке разгорелась ссора между солдатами и местными жителями. Архиепископ Николай сумел всех умиротворить. А стратилатов, предводителей воинов, пригласил к себе. В этот момент прибежали жители Мир с известием, что правитель арестовал трёх неповинных горожан и приказал отсечь им головы. Узнав о том, что правитель сотворил неправедный суд и приговорил к усечению мечом неповинных людей, Святитель вместе со стратилатами и другими воинами поспешил в город. Он уже в преклонном возрасте, ему около 70 лет. А дорога — четыре километра в гору. В древней хронике прямо сообщается, что свт. Николай боялся не успеть прийти на помощь и спасти от смерти невинных людей. И тогда стратилаты послали солдат задержать казнь. Святитель Николай пришел туда в тот момент, когда палач уже готовился исполнить свою обязанность. «Соединив с кротостью ярость, – пишет свт. Димитрий, – Святитель Христов свободно прошел среди народа, без всякой боязни вырвал из рук палача меч, бросил его на землю и затем освободил осужденных мужей от уз. Все это он сделал с великим дерзновением, и никто не смел его остановить, потому что слово его было властно и в действиях его являлась Божественная сила: он был велик перед Богом и всеми людьми».

Художник запечатлел тот самый момент, когда св. Николай забирает меч из рук палача; одухотворенный взор Святого устремлен мимо присутствующих и обращен прямо к Господу, словно выполняя Его незримую волю. Все персонажи картины необыкновенно выразительны: чернобородый мужчина за спиной св. Николая заискивающе и трусливо оправдывается, набычившийся палач удивленно и зло смотрит на Святого не в силах противостоять его действиям. На переднем плане картины приговоренный стоя на коленях  молится готовясь принять мученическую смерть - он еще не понимает, что произошло чудо. Старик, закованный в цепи, воздел руки к избавителю в мольбе и благодарности, худой юноша - третий  из приговоренных к казни - испуганно и радостно наблюдает происходящее. Психолога-Репина прежде всего интересовали сильные человеческие характеры, столкновения страстей, патетика чувств, находящая выражение в яркой экспрессии лица, драматические конфликты.

Крыши, подкрышье и разные интерьеры Спасо-Преображенского Соловецкого монастыря
simbir_palomnik
Разновременные фотографии с крыш Спасо-Преображенского собора, Прядильной башни, колокольни, приделов собора и Успенской церкви, интерьеров церквей и трапезной палаты.

Ключевые слова: Соловки, Соловецкий монастырь, кремль, лопата, Спасо-Преображенский собор, Трапезная палата, фотографии, Троицкий собор, Успенская церковь, церкви, собор, храм, Иоанн Лествичник, Федор Стратилат, 12 и 70 Апостолов, Дмитрий Солунский, башня, Прядильная башня, крыши, вид с крыши, крепость, придел.
Смотреть дальше...Collapse )

Храм Рождества Христова (г. Ульяновск, Мостовая слобода)
simbir_palomnik
Храм Рождества Христова, что располагается в частном секторе "Мостовая" г. Ульяновска наверное один из немногих храмов в окрестности Симбирска которые сохранились до нашего времени. Храм построен в ретроспективном подражании древним византийским крестово-купольным храмам.

Photo-6
Храм Рождества Христова и главный вход. Фото Симбирский Паломник.

Photo-2
Храм Рождества Христова, алтарная апсида. Фото Симбирский Паломник.

Ныне территория частного сектора Мостовая является неотъемлемой частью города а некогда это было село (Мостовая слобода) отстоящее от города на 3 версты. Как видно из карты окончания ХIX в. (в 1974 году село вошло в состав Ульяновска).

maps
Карта окрестностей Симбирска 1870 г.

Мостовая слобода основана в 1648 года в предместье г. Симбирска переведенцами из с. Федоровское Казанского уезда. В 1651 году здесь построена деревянная церковь Рождества Христова.

В 1804 году на ее месте «пахотные солдаты с благословения Казанского архиепископа Серафима», на средства прихожан и пожертвования частных лиц построили каменную церковь того же наименования, но небольших размеров.

Согласно Н. Баженову [1], у церкви было свой удел церковной земли: 80 кв. саж. усадебной, 45 дес. пахотной и 4 ½ дес. сенокосной. Капитал церкви 18 руб. 49 коп. Причт состоит из священника и псаломщика; дома у них собственные. Прихожан в с. Мостовой слободе в 259 двор. 693 м. и 762 ж. Церковно-приходское попечительство существует с 1898 г.

1 октября 1897 года священником Михаилом Константиновичем Лебедевым при храме была открыта школа грамоты для девочек, в 1906 году она преобразована в церковно-приходскую смешанную школу.

Вследствие быстрого увеличения местного населения в 1891 году церковь была расширена увеличением объема трапезной, храма и алтаря, получив новую облицовку и декор в ложно-византийском стиле. После реконструкции храм стал трехпрестольный: главный в честь Рождества Христова, в правый придел во имя Святителя и Чудотворца Николая и левый в честь Казанской иконы Божьей Матери. Колокольня сохранилась в первоначальном виде. Это видно так же при детальном изучении храма где видны места пристройки и реконструкции храма по новой кладке кирпичей.

Photo-5
Колокольня Храма Рождества Христова.

Церковь живописно стоит на открытом пологом месте над р. Свиягой, посреди села, расположенного у подошвы высокой возвышенности, на которой раскинулся г. Ульяновск.

В 1933 году церковь закрыли, в здании был устроен склад для зерна. Позднее церковь постигла участь запустения. К счастью она не была разрушена.



372635_original
Храм Рождества Христова. Фото Перфильева В. 1975 г.

372779_original
Храм Рождества Христова. Фото Перфильева В. 1975 г.

imgpas_008
Храм Рождества Христова. Фото Перфильева В. 1975 г.


imgpas_009
Храм Рождества Христова. Фото Перфильева В. 1975 г.


imgpas_011
Колокольня Храма Рождества Христова. Фото Перфильева В. 1975 г.

373062_original
Остатки внутреннего убранство Храма Рождества Христова. Фото Перфильева В. 1975 г.


imgpas_015
Остатки внутреннего убранство Храма Рождества Христова. Фото Перфильева В. 1975 г.

imgpas_010
Храм Рождества Христова. Фото Перфильева В. 1975 г.


imgpas_013
Храм Рождества Христова. Фото Перфильева В. 1975 г.


373423_original
Храм Рождества Христова. Фото Перфильева В. 1975 г.

Здание хорошо сохранилось в наружном объеме с частичной утратой кровельных покрытий и крылец перед входами. Убранство интерьера не сохранилось.

В 1989 году был освящен левый Казанский придел, храм постепенно восстанавливался, в нем начались богослужения. Сейчас это самый древний из ныне действующих храмов города.

Photo-1
Индустриальный пейзаж на храм Рождества Христова


Литература:

[1] Баженов Статистическое описание соборов, монастырей, приходских и домовых церквей Симбирской Епархии по данным 1900 года.
[2] Мартынов П. Селения Симбирского уезда 1903г. Симбирск.:Типография Токорева, 1903г.

Церковь Дмитрия Солунского - Базарный Сызган
simbir_palomnik
Оригинал взят у hautiev_sh в Церковь Дмитрия Солунского - Базарный Сызган

Церковь Дмитрия Солунского  - Базарный Сызган Ульяновская область

По сведениям 1859 года Базарный Сызган – село Карсунского уезда, с церковью православной, почтовой станцией, этапным домом, шерстомойкой. К 1913 году в селе было 593 двора, две церкви, две школы, волостное правление, станция железной дороги.  Церковь расположена на возвышении в центральной части поселка Базарный Сызган Ульяновской области. Снаружи и изнутри церковь оштукатурена, декор интерьера: профилированные карнизы, росписи на стенах. Основные габариты церкви: 37 х 20 м. Планировочные и конструктивные особенности, декоративное убранство, выполненное в русско-византийском стиле, дают возможность отнести сооружение церкви к концу XIX начало XX века. В советский период времени в данной церкви располагался склад потребкооперации. Сегодня культовое сооружение используется по прямому назначению. Данная церковь включена в список выявленных объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) Ульяновской области Распоряжением Главы администрации Ульяновской области  от 29.07.1999 г. №959-р.  Фото  церкви 1960 г.


Дореволюционные фотографии поселка Промзино (Сурское) Алатырского уезда Симбирской Губернии
simbir_palomnik
Оригинал взят у laimerus_173 в Дореволюционные фотографии поселка Промзино (Сурское) Алатырского уезда Симбирской Губернии
Дореволюционные фотографии городища Промзино(Сурское с 1931-го года) Алатырского уезда Симбирской Губернии.
В настоящее время это рабочий поселок Сурское Ульяновской области.
Каким образом они оказались у моей бабушки, история умалчивает.



Церковь на Никольской Горе
В Сурском находится Никольская гора, довольно высокий холм на левом берегу Суры, на котором находится часовня. Тысячи религиозных людей каждый год стараются попасть на вершину этой горы со стороны крутого откоса, веря в поверье, что тот, кто заберется на гору, снимет с себя много грехов.


Церковь на перекрестке улиц Хазова и Ленина. Дома, стоящие около церкви сохранились. В поселке мого домов, которые спокойно пережили революцию.


Паломники идут на Никольскую Гору.


Вид на Никольскую Гору.


Центральная площадь поселка. Пожарная каланча не сохранилось, в здании сейчас находится администрация Агротехнологического Техникума


Архив с фотографиями(tiff) | narod.ru | 120 MB

Назад в будущее: Фото Симбирск-Ульяновск 19-21 век. Часть 1
simbir_palomnik
Оригинал взят у ezhov_dmitry в Назад в будущее: Фото Симбирск-Ульяновск 19-21 век. Часть 1
Untitled-1
Пару недель назад, заинтересовавшись судьбой нашего Соловецкого монастыря, наткнулся в сети на интересный ресурс - своеобразное собрание информации об истории нашего региона. В числе прочего там было и собрание старых открыток Симбирска конца 19 века. Пролистывая, периодически буквально вздрагивал от того, что узнавал знакомые места в зачастую неузнаваемом  контексте. Вспомнился старый голливудский фильм «Назад в будущее» - чувство того как много и, одновременно, мало изменилось за прошедший век. Попробовал поймать идентичный старым изображениям ракурс.
Заметно подросла Волга:
436w 2013-03-24 17.53.16
Read more...Collapse )
Благодарность Александру Павлову за фото и его труды. И поздравляю его и Лиду Пехтереву с рождением сына! Здоровья, любви, успехов)

Россия, Нижегородская область, Дивеево. Серафимо-Дивеевский монастырь.
simbir_palomnik
Оригинал взят у vartumashvili в Россия, Нижегородская область, Дивеево. Серафимо-Дивеевский монастырь.
Для описания Дивеевского монастыря слова подбирать трудно. Считается, что здесь один из важнейших духовных центров России, но приезжают сюда не только паломники, много и обычных посетителей, тех, которые хотят посмотреть на культурное наследие или отметиться в модном месте. Несомненно то, что здесь особенная атмосфера, а расположение монастыря вдали от крупных городов лишь добавляет к нему интерес.

1.

Дальше здесьCollapse )


РУССКИЕ СВЯТЫЕ, ПОСЕТИВШИЕ СВЯТУЮ ЗЕМЛЮ
simbir_palomnik

Архивный материал из спецвыпуска "Святая Земля"

Снова и снова богомольцы стремятся побывать на местах земного подвига Спасителя. Мы же хотим вспомнить некоторых паломников, которые после кончины были прославлены как угодники Божии. 


Преподобная Ефросиния ПолоцкаяПреподобная Евфросиния Полоцкая (1100–1173 гг.) 

Старшая дочь витебского князя Святослава Всеславича и внучка знаменитого полоцкого князя Всеслава Брячиславовича, красавица Предслава еще в юности постриглась в монахини – вопреки воле родителей, желавших выгодно выдать ее замуж. 

Получив в иночестве имя в честь преподобной Евфросинии Александрийской, она прославилась не только духовными подвигами, но и обширной просветительской деятельностью. Поселившись в соборе Святой Софии, кафедральном храме Полоцка, она занималась переписыванием богослужебных книг. Позже основала мужской и женский монастыри и до конца своих дней заботилась о простых людях. 

В конце жизни, уже в преклонных летах, преподобная Евфросиния исполнила свое давнее желание – посетила святые места Византии и Палестины. 

В Константинополе был похоронен ее отец, сосланный Киевским великим князем Мстиславом I Владимировичем в 1130 году. Добравшись до Константинополя, Евфросиния получила благословение Патриарха Луки Хрисоверга, помолилась в храме Святой Софии, поклонилась цареградским святыням, посетила могилы отца и других своих родственников и, отдохнув, продолжила свой путь в Святую Землю. 

Достигнув Иерусалима, преподобная Евфросиния, как сообщает ее житие, «поклонилась живоносному Гробу Христову, потом поставила при Гробе золотое кандило (подсвечник) и принесла многие дары Церкви Иерусалимской и Патриарху». В храме Воскресения Христова преподобная Евфросиния в своих молитвах к Спасителю просила, чтобы Он позволил ей завершить жизненный путь в этом святом месте. 

Молитва преподобной была услышана Господом. Вскоре она тяжело заболела и даже, несмотря на свое горячее желание посетить святую реку Иордан, уже не смогла совершить туда паломничество. Брат и сестра Евфросинии сходили поклониться святым водам Иордана без нее и принесли Евфросинии воды из Иордана, чем несказанно обрадовали умирающую. Через некоторое время она мирно скончалась на руках своих родных и была погребена в монастыре под Иерусалимом. С конца XVII века мощи святой Евфросинии почивали в Дальних пещерах Киево-Печерской лавры, а в 1910 году были перенесены в Полоцк, где и находятся по сей день. 


Преподобный Епифаний Премудрый Преподобный Епифаний Премудрый (†1420 г.) 

Более всего этот святой известен как церковный писатель, автор самого первого жития преподобного Сергия Радонежского. Он долго жил в Троице-Сергиевом монастыре и был одним из учеников святого Сергия. 

После смерти учителя Епифаний перебрался в Москву. Живя в столице, он продолжал заниматься литературной деятельностью и написал два замечательных и широко известных литературно-биографических произведения – «Жизнь и житие преподобного и 
богоносного отца нашего Сергия» и «Слово о житии и учении святого отца нашего Стефана, бывшего епископом в Перми». Оба этих жития стали очень популярны в народе и до сих пор постоянно переиздаются. 

В период между 1415 и 1417 годами преподобный Епифаний совершил паломничество из Новгорода Великого в Иерусалим и оставил нам краткое описание своего путешествия. «Сказание Епифания мниха <монаха> о пути в святой град Иерусалим» дошло до нашего времени в нескольких списках XVI и XVII веков. Судя по тексту сказания, путь преподобного Епифания начинался в Новгороде Великом, через Великие Луки шел к Полоцку, затем – к Минску и далее через Слуцк – до Белгорода на Днестре и по Черному морю – до Царьграда, и затем – в Святую Землю. 

О своем пребывании в Константинополе, Иерусалиме и на Афоне преподобный Епифаний пишет, используя традиционный для житийной литературы прием авторского самоуничижения и противопоставления себя грешного святому подвижнику Сергию: «Не взыска <святой Сергий> царствующего града <Царьграда>, ни Святыя горы <Афона> или Иерусалима, якоже аз окаянный и лишенный разума. Увы, люте мне! Ползая семо и овамо <тут и там> и преплавая суду и овуду <сюда и отсюда>, и от места на место переходя…» Видимо, в паломничестве Епифаний с новой силой осознал, что иногда легче найти Бога, сидя у себя в келье, чем путешествуя за тридевять земель. 

Поэтому после возвращения из паломничества Епифаний Премудрый снова поселился в Троице-Сергиевом монастыре, где и закончил работу над известным нам житием преподобного Сергия Радонежского. Скончался Епифаний, не дожив немного до обретения мощей преподобного Сергия, – но житие, которое он написал, сыграло большую роль в общецерковном почитании великого русского святого. 


Святитель Феофан, затворник Вышенский Святитель Феофан, затворник Вышенский (1815–1894 гг.) 

В 1847 году российское правительство окончательно решило вопрос об учреждении в Иерусалиме Русской Духовной Миссии. Во главе ее был поставлен известный в то время знаток Востока архимандрит Порфирий (Успенский), будущий епископ Чигиринский, а в сотрудники ему были приглашены преподаватели и воспитанники Санкт-Петербургской духовной академии. И первым на призыв с радостью откликнулся молодой иеромонах Феофан. 

Пребывание на Востоке явилось большим событием в жизни будущего святого. Здесь он подробно ознакомился с религиозной жизнью края, чему благоприятствовали неоднократные поездки членов миссии за пределы Палестины – в Сирию и Египет. В Иерусалиме иеромонах Феофан изучал греческий и французский, занимался еврейским и арабским языками, овладел иконописным мастерством, и притом настолько хорошо, что даже, по словам очевидца, снабжал бедные храмы целыми иконостасами. Посещая древние обители, он исследовал писания Святых Отцов по древним рукописям, которые сам переводил с греческого на русский. 

За первые же шесть лет своего существования Миссия внесла существенный вклад в богословскую и церковно-историческую науки и повысила авторитет России на Ближнем Востоке. 

В 1853 году началась Крымская война, и все члены Русской Духовной Миссии вынуждены были вернуться на родину. Иеромонах Феофан был возведен в сан архимандрита и назначен преподавателем канонического права в Санкт-Петербургской духовной академии (СПДА), затем стал ректором Олонецкой духовной семинарии, с 1857 года – ректором СПДА. В 1859 году он рукоположен во епископа – но уже в 1866 году по собственному прошению уволен, чтобы отправиться на покой в Успенскую Вышенскую пустынь Тамбовской епархии. 

Все время, остававшееся от богослужения и келейной молитвы, святитель посвящал работе. В это время он занимается истолкованием Священного Писания, переводит творения древних Отцов и учителей, а также пишет сотни писем к разным лицам, обращавшимся к нему с просьбами о помощи и наставлениях. Своими книгами и посланиями святитель оказал глубокое влияние на духовное возрождение общества – и молодость, проведенная на Святой Земле, несомненно, оставила в его душе свой глубокий след. 




ИСТОРИЯ ПРАВОСЛАВНОГО ПАЛОМНИЧЕСТВА
simbir_palomnik

Архивный материал из спецвыпуска "Святая Земля"

В. М. Васнецов. &laquo;Княгиня Ольга&raquo;.1885 г.***

Русское православное паломничество ведет свое начало с первых веков распространения христианства на Руси, то есть с IX–X веков. В 987 году святой равноапостольный великий князь Владимир привез с собой в Киев из Корсуни, места своего крещения, святые иконы и кресты, а также честные мощи святителя Климента, папы Римского. А первой русской паломницей, как известно из древних источников, можно считать святую равноапостольную великую княгиню Ольгу, которая в 957 году вместе с многочисленной свитой посетила столицу Византийской империи — Константинополь. Там находились многочисленные святыни Православия, и там же, в храме Святой Софии, состоялось крещение великой княгини.

***

Христианская традиция паломничества к этому времени уже имела многовековую историю. С самого начала существования Церкви жизнь верующих включала в себя посещение мест, связанных с жизнью Иисуса Христа, его Пречистой Матери и святых апостолов и мучеников. Эти места, бывшие объектами поклонения уже первых христиан, тоже вскоре стали называться святыми.

В 325 году император Константин Великий издал указ о строительстве христианских храмов в святых местах: в Вифлееме, на месте рождения Спасителя, и в Иерусалиме, над пещерой Гроба Господня.

Территорию Палестины первый христианский император объявил Святой Землей.

***

В результате этого, к IV веку в Иерусалим и Вифлеем стали стекаться для поклонения главным святыням христианства тысячи богомольцев, положивших начало массовому паломническому движению на Святую Землю. Иерусалим открыл всему миру свои святыни и вернул себе свое древнее название — до Константина, во времена языческих императоров он назывался Элия Капитолина. В сознании христиан всего мира Иерусалим стал Святым Городом, местом поклонения Христу, Его Распятию и Воскресению.

***

Богомольцы IV века почитали и святые места, связанные с Ветхим Заветом, посещали места захоронения праведников древности, пророков, царей и библейских патриархов.

Местное население стало теряться в море паломников, которые не щадили ни сил, ни средств для увековечения памяти о земной жизни Иисуса Христа. В Палестине было построено великое множество храмов и монастырей, а для нужд странствующих богомольцев Церковь благословила строительство вдоль основных паломнических путей постоялых дворов, гостиниц, приютов, странноприимных домов, охраняемых колодцев.

***

На VII Вселенском соборе в 787 году Отцы Церкви сформулировали богословские принципы, обосновывающие духовный смысл паломничества как почитания и поклонения мощам и иконам, а также святым местам ради удостоверения подлинности, а не призрачности Боговоплощения.

Вход Господень в Иерусалим. Роспись храма Панагия &laquo;Форвиотисса&raquo; (Врачевательница). 1105 г. Кипр***

Само слово паломник происходит от латинского слова palmarius — пальмовник, то есть человек, держащий пальмовую ветвь.

Возникновение термина связано с особенностями христианской паломнической традиции. Паломнический сезон в Святой Земле с самых первых времен возникновения массового паломнического движения начинался с празднования Рождества Христова и заканчивался праздником Пятидесятницы.

***

Главным праздником, притягивавшим в Святую Землю богомольцев, по сей день остается праздник Святой Пасхи. Любопытен тот факт, что в 1914 году на Пасху в Иерусалим приехало свыше 6 тысяч русских паломников. Те, кто стремился встретить в Иерусалиме Светлое Христово Воскресение, приходили заранее, чтобы провести в Святом Городе и всю Страстную седмицу. А поскольку Страстной седмице предшествует праздник Входа Господня в Иерусалим, и основным событием этого дня был крестный ход до стен Иерусалима — то паломники, принимавшие участие в этом шествии, несли пальмовые ветви. Такими же ветвями почти две тысячи лет назад встречали Христа жители Иерусалима. Как правило, помимо различных реликвий, богомольцы брали с собой домой на память и эти пальмовые ветви.

***

Кроме слова «паломничество», существуют и другие синонимы, определяющие это явление, — странничество, поклонничество, богомолье. В России в XIX — начале XX века широко употреблялось именно слово «поклонник». Оно предельно ясно показывает смысл паломничества, который заключается именно в религиозном поклонении святым местам.

Преподобный Антоний Печерский. Фрагмент Свенской иконы Божией Матери***

Древние русские летописи и жития святых донесли до нас и историю о первом из известных нам русских богомольных путешествий в Грецию, на Святую гору Афон. Туда ходил основатель Киево-Печерской лавры преподобный Антоний Печерский (конец Х — начало XI вв.). Вообще для Русской Православной Церкви Афон, уже начиная с X века, имел очень большое значение: в библиотеках святогорских монастырей в средние века 
русские монахи получали образование и приобщались к многовековым традициям христианского иночества.

***

Исследователи истории древнерусской литературы выделяют самостоятельный жанр произведений, обобщенно названный «хождения», то есть сочинения в виде путевых записок, отчетов или воспоминаний, в которых описывались путешествия русских людей в страны православного Востока с обязательным поклонением христианским святыням. Древнерусские «хождения» пользовались большой популярностью и были чрезвычайно распространены.

Древнейшим и наиболее известным описанием паломничества в Святую Землю является «Хождение» игумена Даниила, побывавшего в Константинополе и Святой Земле в 1106–1107 годах. Это выдающееся сочинение послужило образцом для всех последующих (практически до XVIII века) произведений данного жанра паломнической литературы.

***

В России традиция паломничества за десять веков своего существования стала неотъемлемой частью духовной жизни народа. 
Несмотря на монгольский, а потом османский «железный занавес» русские люди всегда находили возможность добраться до Святой Земли, Константинополя и Афона. Наивысшего расцвета русское православное паломничество в Святую Землю достигло во второй половине XIX —начале XX веков.

После революции по понятным причинам паломнические традиции прервались. Фактически до конца 80-х годов наши соотечественники были отрезаны от главных христианских святынь, не имели возможности побывать ни на Афоне, ни в Святой Земле. Ситуация начала меняться лишь с окончанием «холодной войны».

Паломники ждут очереди поклониться главной святыне Храма Гроба Господня — Святой Гробнице. Фото Владимира Ештокина***

Сегодня происходит возрождение паломнических традиций Русской Православной Церкви. В 1999 году по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия Отделом внешних церковных связей был создан Паломнический центр Московского Патриархата, задача которого — содействие возрождению православного паломничества и создание церковной гостиничной сети.

В 2007 году количество церковных паломнических организаций в епархиях составило 93, а в приходах и монастырях — 276. 
Паломнический центр издает литературу по паломнической тематике, в частности журнал «Православный паломник», ведущий большую просветительскую работу по популяризации паломничества. А в 2007 году вышел в свет первый в истории Русской Церкви «Словарь православного паломника».

***

В последние годы число паломников, ежегодно выезжающих из России на богомолье в дальнее зарубежье, превысило 250 тысяч человек, в Россию из дальних стран прибыло не менее 100 тысяч паломников, а поклониться отечественным святыням ежегодно отправляются около 3 миллионов наших соотечественников.


Иллюстрации и фотографии:

[1] В. М. Васнецов. «Княгиня Ольга».1885 г.

[2] Входящего в Иерусалим Спасителя люди встречали цветущими пальмовыми ветвями. В России на праздник Входа Господня в Иерусалим верующие приходят в храм с вербой.

[3] Преподобный Антоний Печерский. Фрагмент Свенской иконы Божией Матери

[4] Паломники ждут очереди поклониться главной святыне Храма Гроба Господня — Святой Гробнице. Фото Владимира Ештокина 


О крушении царского поезда под Борками в 1888 году. Часть II и III
simbir_palomnik
Часть II Происшествие, следствие и новые вопросы. 

Преграда времени протяженностью в столетие отделяет нас от того трагического дня. Давно проведено и зачитаны материалы расследования, приняты меры, сказаны тьмы слов и исписаны горы бумаг. Лет десять уже, с того самого, случайного первого прочтения о крушении царского поезда, интересуюсь этой темой и все больше вопросов возникает, очень все неоднозначно. Впрочем поступлю как всегда - о всем по порядку.

Вот так сообщает о этом происшествии "Правительственный вестник от 1ноября(20 октября) 1888 года :
Императорский поезд, вышедший из ст. Тарановка в полдень 17-го октября, потерпел крушение на 277-й версте, между ст. Тарановка и Борки, на насыпи, пролегающей через довольно глубокую балку. Во время крушения Их Величества Государь Император и Государыня Императрица, со всем Августейшим Семейством, и лица Свиты находились за завтраком, в вагоне-столовой. При сходе с рельсов первого вагона произошла страшная качка; следующие вагоны слетали на обе стороны; вагон-столовая, хотя и остался на полотне, но в неузнаваемом виде: все основание с колесами выбросило, стенки сплюснулись и только крыша, свернувшись на одну сторону, прикрыла находившихся в вагоне. 

Невозможно было представить, чтобы кто-либо мог уцелеть при таком разрушении. Но Господь Бог сохранил Царя и Его Семью: из обломков вагона вышли невредимыми Их Величества и Их августейшие Дети. Спаслись и все находившиеся в этом вагоне лица, получи лишь легкие ушибы и царапин, кроме флигель-адъютанта Шереметева, который пострадал более других, но не тяжело. К прискорбию гибель прочих из разбитых частей поезда сопровождалась несчастиями. Убиты 19 ... Раненых 18 ... 

Государь Император изволил лично распоряжаться организацией помощи раненым. Несмотря на крайне дурную погоду, при пронизывающем дожде и сильной грязи. Его Величество несколько раз спускался под откос к убитым и раненым и поместился в вытребованный к месту крушения свитский поезд только тогда, когда последний раненый был перенесен в санитарный поезд, прибывший по требованию из Харькова ...>"




Думаю, важно продолжить цитирование, уж очень онокрасноречиво:"Вследствие преграждения пути, свитский поезд с Их Величествами и Августейшим Их Семейством был направлен для движения по екатерининской линии на ст. Лозовую. На этой станции приглашенным, по Высочайшему повелению, сельским духовенством были отслужены в Высочайшем присутствии, панихида по скончавшимся жертвам несчастного случая и благодарственное Господу Богу молебствие по случаю дивного избавления о величайшей опасности ... 

Следствие выяснит точную причину крушения поезда; но ни о каком-либо злоумышлении в этом несчастном случае не может быть и речи."

В самом этом сообщении уже заложено жесточайшее противоречие - расследование еще не проведено, а уже заявлено, что о злоумышлении не может быть и речи. Почему же тогда, всего через несколько мгновении после крушения, когда со всех сторон слышались стоны и раздавались крики: «Какой ужас! Покушение! Взрыв!», Государь сказал ставшую исторической фразу:"Красть надо меньше!" Были наверное у царя основания к тому. По-моему все было предопределено, вопрос был только во времени - безответственность, халатность и хищения должны были сделать свое дело. 

Назначено было расследование. Возглавить его было поручено блестящему юристу Анатолию Федоровичу Кони (при дворе его недолюбливали из-за дела Веры Засулич: Кони был председателем на суде и допустил ее оправдание). Все, конечно, сразу подумали о террористах, народовольцы-то были совсем недавно. Однако очень быстро все эксперты пришли к решительному заключению, что никаких следов теракта нет, просто паровоз или его тендер сошел с рельсов. Зато стала всплывать масса великолепных, даже невозможных по абсурдности, но все же реальных обстоятельств. 



Царский поезд имел статус «экстренного поезда чрезвычайной важности». Вообще все, что имело отношение к особе государя, окружалось необыкновенным пиететом. Состав вагонов поезда определялся министром путей сообщения по согласованию с министром двора и начальником охраны. На практике это означало, что министр двора подавал предложения (при этом он руководствовался своими соображениями, учитывал, к примеру, состав свиты), а министр путей сообщения их утверждал. Свита была многочисленная, все хотели ехать с удобством и считали себя вправе требовать отдельные купе, а то и вагон. В результате царский поезд становился все длиннее и длиннее. Перед крушением он состоял из 14 восьмиколесных и одного шестиколесного вагона, хотя правила о поездах высочайших особ (имелась такая инструкция) ограничивали размер состава в зимнее время (с 15 октября) 14 шестиколесными вагонами. Иначе говоря, предельным считался состав, имевший 42 вагонных оси, а реально царский поезд насчитывал их 64. Весил он до 30 тысяч пудов, растягивался на 300с лишним метров и более чем вдвое превосходил длину и тяжесть обычного пассажирского поезда, приближаясь по весу к товарному составу из 28 груженых вагонов. Но товарнякам тогда не разрешалось ехать быстрее 20 верст вчас, а царский поезд по расписанию должен был делать 37 верст в час. На деле перед крушением он шел со скоростью под семьдесят. 

Такую громадину один паровоз тащить не мог, сцепляли два. В обычных условиях так водили товарные составы, пассажирским это не разрешалось из соображений безопасности. Тем не менее к чрезвычайному поезду цепляли два паровоза. А два паровоза — это, во-первых, два машиниста, у которых не было связи ни между собой, ни с поездом. Царский поезд в принципе был оборудован телефоном, но тот после переделки действовал плохо, и бригада не любила им пользоваться. К паровозам же он вообще не был подведен. Чтобы что-то сообщить машинисту, надо было перелезть через тендер и помахать руками. Во-вторых, два паровоза при скорости свыше 40 верст в час создавали опасную дополнительную боковую качку, особенно если у них не совпадал диаметр колес. С царским поездом так и было — один паровоз прицепили пассажирский(Струве П-41), а другой товарный(Зигля Т-164). 

Сразу за паровозами располагался багажный вагон, в котором находилась небольшая электростанция для освещения состава, потом вагон-мастерская, за которым следовал вагон министра путей сообщения. Далее находились два кухонных вагона и вагон для обслуживающих кухню людей, вагон-столовая, великокняжеский вагон, потом вагон императорской четы, наследника престола и пять вагонов царской свиты. Длина поезда составляла 302 метра По мнению экспертов, крушение произошло как раз потому, что раскачавшийся паровоз порвал пути и сошел с рельсов. 

В таком виде императорский поезд ездил лет десять. Имевшие к нему отношение железнодорожники, да и сам министр путей сообщения, знали, что это технически недопустимо и опасно, но не считали возможным вмешиваться в важные расклады придворного ведомства. Министр двора, конечно, не вникал в технические обстоятельства, а начальник царской охраны генерал Черевин — тем более, его дело было караул выставить. Имелись два специальных лица, отвечавших за техническую безопасность — главный инспектор железных дорог инженер барон Шернваль и его помощник, технический инспектор движения императорских поездов инженер барон Таубе, но их должностная инструкция была составлена так бестолково, что ни тот, ни другой не знали, за что, собственно, отвечают. Вся эта неразбериха в сущности упиралась в министра путей сообщения адмирала Константина Николаевича Посьета, старика с былыми флотскими заслугами: но никак не с железнодорожными - Посьет не только ничего не смыслил в железных дорогах, но и не скрывал этого и как-то даже полагал, что такие подробности его не касаются. 

Анатолий Федорович Кони, допрашивавший Посьета, попытался выяснить, почему тот не вмешивался и не обращал внимания государя на неправильный состав поезда. Посьет оживился и сказал, что очень даже обращал, еще АлександраII. И рассказал, что лет десять назад присутствовал при встрече на вокзале германского императора. Быстро подлетевший к перрону немецкий поезд сразу же остановился. «Вот как это у них делается! — сказал Александр II. — А мы замедляем ход и подползаем к станции». «Но ведь у них всего четыре вагона», — возразил Посьет. «Ну, и что дальше?» — спросил Кони. Оказалось, что дальше ничего. Вильгельм вышел из вагона, царь со свитой двинулись навстречу. Похоже, Александр так и не понял, что его августейшее внимание столь деликатным образом пытались обратить на проблему состава поезда. 

Впрочем, железнодорожный персонал чрезвычайно заботился об удобстве и спокойствии государя и свиты. Положено было, например, самые тяжелые вагоны подцеплять в начало состава, за паровозом. Но там же дым, гарь, шум — и тяжелые царские вагоны ставили в середину. У всех пассажирских поездов полагалось после смены паровоза проверять тормоза: отъезжая от станции, поезд разгоняли и подтормаживали. И сейчас обязательно проводится "Сокращенная проба тормозов" на третьем километре после трогания плановым затормаживанием. Но царское семейство не осмеливались подвергать лишним толчкам и тряске, поэтому тормоза не проверяли(!). 

Теоретически состав был оснащен и автоматическим, и ручным тормозом. У ручных тормозов в каждом вагоне должен был неотлучно дежурить кондуктор, чтобы успеть рвануть рукоятку по свистку машиниста. Но два самых тяжелых царских вагона ручного тормоза вообще не имели — опять же, чтобы не беспокоить пассажиров тряскою. Кондукторам было велено не торчать зря без дела, а помогать прислуге. Что же касается автоматического тормоза, то после смены паровоза на станции Тарановка его манометр не показал нужного для торможения давления, а кран тормоза на тендере засорился и отказал. Отправились без тормозов: не задерживать же из-за них российского самодержца! И машинисты в тот день ехали не давая свистков на уклонах, когда следовало бы подтормаживать. 

Впрочем, как заключили эксперты, в картине крушения отсутствие тормозов никакой роли уже не играло. Играло роль скорее другое обстоятельство: в составе находился вагон с неисправной ходовой частью. Располагался он непосредственно перед царскими, и являлся... личным вагоном министра путей сообщения(!). 

В России все-таки нашелся один человек, которого безопасность императорской семьи взволновала всерьез. Им был занимавший тогда сравнительно скромный пост управляющего Юго-Западными железными дорогами Сергей Юльевич Витте. В сентябре 1888 года когда царский поезд ехал в Крым, его по должности сопровождали на своем участке пути Витте вместе с главным инженером Юго-Западных дорог Васильевым. Сидя в вагоне Посьета, они обратили внимание на характерный стук под днищем. Причиной стука были не рельсы, а сам вагон, он заметно кренился влево. На остановке Витте вызвал механиков и указал им на неисправность. Механики сказали, что с этим вагоном часто такое бывает, что-то поковыряли и пообещали заняться ремонтом в Севастополе. На обратном пути механики заявили, что уж коли министерский вагон выдержал южные горные дороги, то теперь с ним тем более ничего не случится. Витте пытался воззвать к самому Посьету, но тот укладывался спать и через прислугу посоветовал Витте подать докладную в министерство. И Сергей Юльевич ее подал, описав неправильность формирования и обслуживания поезда особого назначения. Похоже, это сыграло роль в его дальнейшем взлете: Александр III запомнил, что только Витте побеспокоился о нем всерьез. 

Потом, на следствии, Витте повторил свою основную рекомендацию: «Система движения императорских поездов должна стремиться не нарушать всех тех порядков и правил, которые обыкновенно действуют на дорогах». То есть не следует считать особой державной привилегией нарушение элементарных правил безопасности и полагать, что самодержцу и законы Ньютона не писаны. 

Утром того дня в Тарановку царский поезд пришел с полуторачасовым отставанием от расписания. Уже на предыдущем перегоне машинисты, пытаясь наверстать, гнали вовсю, доводя скорость почти до 70 верст в час. Во время остановки в Тарановке генерал Черевин, прогуливаясь по перрону вместе с Посьетом, посетовал на опоздание. У Черевина были свои основания для беспокойства: в Харькове все жандармские меры по обеспечению безопасности императорской семьи были рассчитаны и подогнаны точно под расписание движения царского поезда (не могут же секретные агенты часами топтаться на улицах). 

Потом, на дознании, Черевин уверял, что не имел представления о том, какую опасность представляет ускорение поезда, и что если бы хоть кто-то сказал ему об этом, он бы первый просил ехать со всей возможной осмотрительностью. Но, по его словам, Посьет в тот момент «считал галок на крыше», а технический инспектор барон Таубе благодарил бригаду поезда за скорую езду и обещал отблагодарить. При этом присутствовали управляющий Курско-Харьковско-Азовской железной дорогой Кованько и инспектор дороги Кронеберг, и уж они-то должны были знать, в каком состоянии находятся пути на следующем перегоне. 

Строили дорогу по концессии. Принадлежала она акционерам и была сдана в эксплуатацию раньше запланированных сроков, поскольку правлению это было выгодно. Еще в конце 1870-х годов вокруг нее было столько злоупотреблений, что ее инспектировало несколько правительственных комиссий. Они порекомендовали правительству выкупить дорогу в казну. Предполагалось, что акционеры будут шестьдесят лет получать плату, соответствующую средней годичной прибыли дороги за самые доходные пять лет из последних семи перед выкупом. Понятно, что правление стремилось всячески завысить доходность и делало это, разумеется, за счет урезания расходов на эксплуатацию и ремонт. В 1885 году на дорогу был прислан правительственный инспектор — упомянутый Кронеберг. Поначалу он попытался бороться со злоупотреблениями, временами его отношения с правлением дороги обострялись настолько, что на заседания он ходил с револьвером. Но министерство путей сообщения его почти не поддерживало, и Кронеберг сдался. 

Правление дороги нещадно эксплуатировало персонал, экономило на ремонте подвижного состава, мошенничало с закупками угля (те же лица, что входили в правление дороги, образовали угольную компанию — сами себе продавали бросовый уголь по завышенным ценам, а убыток покрывали казенной дотацией) и, конечно же, закупало бракованные материалы. 

Участок пути Тарановка — Борки, на котором потерпел крушение царский поезд, еще летом того же 1888 года был признан аварийным, и машинистам рекомендовали тихую езду. Этот отрезок пути был введен в эксплуатацию всего за два года до крушения, но он изначально был уложен с превышением допустимого угла наклона, балласта насыпали меньше нормы, и насыпь постоянно оседала и размывалась дождями. Строили торопливо, шпалы клали бракованные, слабые, как следует держать рельсы они не могли, а за два года кое-где и вовсе прогнили и рассыпались. Правда, перед проходом чрезвычайного поезда балласт подсыпали, а шпалы заменили, но не новыми, а снятыми с другого участка по причине их негодности. Обычные поезда дорога худо-бедно выдерживала, хотя некрупные аварии случались часто. Но тяжеленный царский поезд на скорости в 60 верст в час и ссильно раскачивавшимся первым паровозом создавал ненормально сильное боковое давление на рельсы. Будь шпалы качественные, все бы, может, обошлось— проездил же этот состав десяток лет.




Паровоз сошел с рельсов, массивные царские вагоны раздавили находившиеся перед ними вагоны полегче, довершил картину развалившийся министерский вагон Посьета. Шпалы оказались разрезаны вплоть до вагона наследника-цесаревича, стоявшего в составе десятым. 



На разрушенный вагон-столовую должны были наехать следующие за ним вагоны, но два ближних к нему развернулись на стальных рельсах поперек, образовав баррикаду Однако последовавший удар был столь силен, что проломило вагонную стенку и в пролом выбросило на откос земляной насыпи малолетнюю великую княжну Ольгу. Девочка осталась невредимой. Она закричала: "Папа, папа, я жива!" Малолетний великий князь Михаил был вынут из-под вагонных обломков солдатом при помощи императора. Из членов царской семьи больше всех пострадала старшая дочь Ксения, которая на всю жизнь осталась горбатой. Во всем поезде уцелело только пять вагонов. Страшно пострадал вагон, в котором ехали придворные служащие и буфетная прислуга. В нем оказалось большинство жертв. А всего при крушении поезда погиб 21 человек и 37 были ранены. Только вечером того дня, когда были собраны все трупы и не осталось на трагическом месте ни одного раненого, царское семейство пересело в прибывший свитский поезд и было переправлено на станцию Лозовая. И только под утро следующего дня, то есть 18 октября, поезд отбыл в Харьков.

Проведя тщательное расследование дела, Анатолий Федорович Кони пришел к заключению о «преступном неисполнении всеми своего долга» . Он решил, что привлечь к суду непосредственных виновников крушения — машинистов, Кронеберга и Кованько (не вмешавшихся и не ограничивших скорость на аварийном участке) — было бы несправедливо. Кони замахнулся на высших лиц— Таубе, Шернваля, Черевина и, конечно же, Посьета. Кроме того, он считал необходимым отдать под суд и членов правления Курско-Харьковско-Азовской железной дороги — за хищения и за то, что довели дорогу до опасного состояния. 

Привлечь к суду персон такого ранга в тогдашней России было делом беспрецедентным. В железнодорожном ведомстве прочно укоренилась идея, согласно которой любую ответственность за аварии несли железнодорожные служащие, но никак не собственники дорог, какие бы злоупотребления за ними ни водились. А что касается ответственности министров и прочих высоких сановников, так об этом прежде и речи не заходило. Но и случай был из ряда вон выходящий, ведь под угрозой оказались государь и наследник. 

Александр III живо интересовался ходом следствия , выслушал подробный доклад Кони и согласился, что судить следует главных виновников — министров и правление. До Государя не так часто доходила объективная информация о реальном положении дел, и рассказ о железнодорожных злоупотреблениях его впечатлил (Кони, между прочим, сообщил, что до открытия железной дороги в Харьковской губернии было 60 тысяч десятин леса, а на тот момент осталось меньше 6 тысяч десятин, остальное истребили на шпалы и топливо, пользуясь вынужденно низкими ценами и отсутствием правительственного контроля). Российским законодательством не была предусмотрена процедура привлечения министров к суду, и Александр III отдал распоряжение министру юстиции разработать и провести через Государственный совет соответствующий законопроект. 

Тем временем в обществе начали ходить самые причудливые слухи насчет крушения. И про террористов, и про некоего мальчика, принесшего в царский вагон бомбу под видом мороженого. Говорили также, что приказ об опасном ускорении поезда отдал сам царь ,когда Кони сообщил ему об этом, Александр III засмеялся, сказал, что ничего подобного не говорил, и попросил уж его-то под суд не отдавать. Все ужасались катастрофе и радовались чудесному спасению августейшей фамилии. Но, как только речь зашла об ответственности высокопоставленных лиц, у них нашлась масса защитников. Посьет через месяц после крушения был смещен с министерского поста, но назначен в Государственный совет с приличной пенсией. Его супруга рассказывала в великосветских петербургских салонах, сколь сильно он удручен происшедшим. Посьета жалели. Все сходились во мнении, что бесчеловечно было бы публично объявить его виновным. В харьковских гостиных очень сочувствовали членам железнодорожного правления — некоторые из них были очень видными фигурами в свете, у них были такие очаровательные жены... Про Кони стали говорить, что он социалист, «красный», возбуждает рабочий вопрос. Даже политические доносы на него писали. Как-то все очень быстро забыли, что вообще-то речь шла о царской семье. 

Новый закон был принят. По нему вопрос о предании министров суду сперва должен был идти на рассмотрение царю, а затем, «удостоясь высочайшего уважения», поступать в Государственный совет. Решался он в два этапа, сначала в особом присутствии при Государственном совете (это вроде чрезвычайного совещания), затем выносился в департамент гражданских и духовных дел. Там уже окончательно голосовали за отдачу под суд, прекращение дела или наложение взыскания без суда. И вот в феврале 1889 года дело о крушении слушалось в Государственном совете. Члены его, понятно, оказались в сложном положении: достаточно ясно и недвусмысленно высказанная высочайшая воля требовала осуждения Посьета и прочих, а корпоративные интересы были направлены на то, чтобы этого не допустить и не создать опасного для бюрократической верхушки прецедента. 

Особое присутствие состояло из председателей департаментов и заинтересованных министров. Оно выслушало доклад следствия и приступило к прениям. Присутствовавшие великие князья Михаил Николаевич и Владимир Александрович придерживались мнения, что тут «нечего долго обсуждать», и потребовали отдать Посьета под суд с излишней даже, по мнению Кони, безжалостностью. Часть присутствовавших с этим согласилась. Но затем возникли новые повороты сюжета. Умный и хитрый бывший министр финансов Абаза высказался в том духе, что Посьет, несомненно, виноват и «привлечение его к суду является делом элементарной справедливости», но ведь его вина была очевидна сразу после крушения, тем не менее он еще месяц пробыл министром, а, получив отставку, был назначен в Государственный совет. Следовательно, заключил Абаза, верховная власть простила Посьета, и со стороны особого присутствия карать его было бы неуместно. Министр внутренних дел граф Толстой убеждал, что отдача министра под суд означала бы падение престижа власти в глазах общества. Председатель департамента законов Государственного совета барон Николаи описал душевные страдания несчастного Посьета («представьте себе, что должен выстрадать теперь почтенный Константин Николаевич!»), призвал подумать, сколь они усугубятся от рассмотрения дела в суде, сделал вывод, что это будет «ненужной жестокостью», и в заключение прослезился. Но голосование все-таки решило дело впользу отдачи Посьета и Шернваля под суд. 

Последовал ряд заседаний департамента гражданских и духовных дел. Они были вялыми, шли вразброд, параллельно члены департаментов выслушивали всевозможные уговоры и просьбы и колебались все более и более. В итоге они провалили вопрос о суде и проголосовали за вынесение Посьету и Шернвалю выговоров даже без занесения в формуляр. 

Александр III не мог себе позволить оказать более явное давление на чиновников, тем более будучи заинтересованным лицом в этой истории. Русский самодержавный произвол на самом деле жестко регламентировался нормами неписаных обычаев, бюрократических либо сословных. Император не был царем из сказок, он не мог поступать по принципу «что хочу, то и ворочу» и довольно часто был вынужден идти на поводу у своего окружения, даже в мелочах. Жившие во дворце фрейлины, например, отмечали, что царскую семью довольно скверно кормили придворные повара (те ведь тоже играли в дворцовые игры, до кастрюль ли им было). И императорское семейство покорно это сносило. 

Вот и в деле с крушением царю оставалось только проглотить решение Государственного cовета. Единственное, что он себе позволил, — своей волей прекратил все дело о крушении целиком. За такой исход дела боролся и Анатолий Федорович Кони: уж очень несправедливо было бы судить невысокопоставленных виновников. Император издал милостивый манифест, тем дело о крушении почти и кончилось. Учредены были и памятные знаки, которые как водится в подобных случаях нашли своих адресатов.



«Почти», потому что было и небольшое продолжение. АлександрIII распорядился опубликовать выводы следствия и поручил Кони написать статью. Но, как читатель, наверное, догадывается, в печать она конечно не попала.
Известен рассказ о том, что в момент крушения Государь решительно проявил свою недюжинную физическую силу и поддержал рухнувшую крышу, в результате чего была спасена его семья. Кони назвал это все выдумкой, поскольку сама крыша многотонная и удержать ее над собой никакому человеку не по силам,обяснив что крышу заклинило с двух сторон рухнувшими вагонами, сложив ее домиком над царской семьей.



Удивительно, но этот снимок говорит о другом. Одной точкой крыша опирается о землю, задней плоскостью о разрушенный вагон,от падения на землю, крышу удерживает небольшой в диаметре ствол дерева, возможно срубленный неподалеку. К тому же он поставлен не вертикально, а под углом, что может говорить об относительно небольшой нагрузке, с которой вполне мог справиться и человек. К чему это я? Да к тому, что следствие проведенное даже таким исключительно честным юристом как Кони, пытавшимся рационально объяснить все самые иррациональные вопросы само породило массу слухов и мифов. Не желая их касаться, хочу рассказать о том, как произошло увековечение памяти о крушении царского поезда основанием "Спасова скита" и о всех событиях связанных с ним до сего времени. Обо все этом в следующем рассказе.


Часть III После и сейчас. 
Что же произошло тогда, была ли предопределена катастрофа царского поезда повлекшая за собой гибель многих людей? После рассмотрения всех Фактов, приведенных в предыдущем рассказе могу сказать , что да - рано или поздно.Какое-то несочетаемое сочетание разгильдяйства и предусмотрительности. Поскольку о первом мы уже наговорились вдоволь и наверное не стоит больше, всего пару слов скажу о похвальной предусмотрительности. Речь пойдет о конструктивной особенности вагонов в которых непосредственно размещалась царская семья. В пол вагона (думаю скорее в раму каркаса) был залит свинец который был призван и в решающее мгновение таки смягчил силу удара, предотвратив деформацию периметра вагона. Задумано было все очень хорошо, но слишком уж высока была скорость, под 70 км./ч. Не зря ведь большинство автомобильных краш-тестов проводят на скорости 50 км./ч., к тому же в момент крушения царская семья находилась в вагоне-столовой, в травматическом отношении наиболее опасном из всех - большое количество незакрепленных и весьма тяжелых проедметов, большие пространства и из-за того сравнительно меньшая жесткость верхней части кузова вагона, который потом полностью разрушился при столкновении.




Если посмотреть на фотографию, видно, что огромный овальный стол и стулья вылетели далеко за пределы вагона, люди упали на насыпь, стены вагона сложились, крыша легла на них. Получилсь нечто наподобие укрытия, благодаря которому и спаслись пассажиры. И если даже вслед за А.Кони, расследовавшем дело о крушении посчитать, что император не мог удерживать на своих плечах тяжелую крышу вагона, тогда то, что крыша не упала на людей и не раздавила их, — просто невероятно... Официант Лаутер (он стоял за спиной) погиб, под стол забилась собака Камчатка, ее постигла та же участь. А члены императорской фамилии сами помогали раненым выходить на улицу, помогали людям, а не отдыхали в сторонке. Великая княгиня Ольга Александровна даже семь с лишним десятилетий спустя не могла забыть заснеженное поле, разбросанные обломки императорского поезда, алые пятна на насыпи и изрезанные осколками стекла руки матери. Императрица Мария Федоровна рвала белье на бинты и перевязывала раненых. Более того, когда все поутихло, Романовы не поехали в Харьков, а остались в поле с людьми. А когда вернулись в Лозовую, сели за стол с теми, кто выжил. Когда же железнодорожное полотно восстановили, они приехали в Харьков и обошли все больницы, справились о здоровье раненых. Царь получил ушибы, по мнению медиков ставшими роковыми, повлекшие смерть самодержца через шесть лет. Известно про погнутый царский серебрянный портсигар. Но все таки после крушения царь и его семья были целы и здоровы, настолько, что несколько часов могли оказывать помощь. При таком характере разрушений само по себе это было невероятно.

Спасение царя было воспринято в народе как чудо милости Божией!
"Сегодня поздно ночью мы получили эту телеграмму, содержание которой заставит содрогнуться всех истинно русских людей... Наш Обожаемый Монарх со Своей Царственной Семьей подвергался опасности... Перо падает из рук, немеет язык!... Не время рассуждать о том, как могло случиться то, о чем говорит телеграмма!.. Мы можем только молиться..." 
("Московский Листок" 30 (18) октября) 1888 года)
Молиться умел тогдашний народ и чувсво вызванное этой вестью было горячо и сильно. Событие 17 октября увековечено устройством многих благотворительных учреждений, стипендий и т. п. У места крушения вскоре был устроен скит, названный Спасовым.Один из местных чиновников, губернский секретарь, пожертвовал свои земли под строительство храма.Первоначальный храм был построен попечением Святогорского монастыря и принадлежал ему же.



В 1896 году вся эта территория была передана на баланс железнодорожного ведомства. 
В нескольких саженях от насыпи, был сооружен великолепный храм во имя Христа Спасителя Преславного Преображения. 21 мая 1891 года, в последнее путешествие императрицы Марии Фёдоровны с дочерью Ксенией Александровной и великими князьями на юг, в их присутствии, в Борках, на месте катастрофы происходила торжественная закладка храма.Проект составлен архитектором Р. Марфельдом.О его величии можно судить по одному воспоминанию старожилов — когда была солнечная погода, сияние купола люди видели даже на Холодной Горе, за 50 километров отсюда.





Самое высокое место насыпи, почти у полотна железной дороги, было отмечено четырьмя флагами — это то место, где во время крушения стоял великокняжеский вагон и из которого выбросило невредимой великую княжну Ольгу Александровну.




У подножия насыпи был поставлен деревянный крест с изображением Нерукотворного Спаса — это то место, на которое ступила императорская семья, выйдя невредимой из-под обломков вагона-столовой; здесь была воздвигнута пещерная часовня. На том месте, где императрица со своими детьми ухаживала за больными, администрацией Курско-Харьково-Азовской железной дороги был разведён сквер, находившийся, таким образом, между храмом и часовней.




Было создано особое попечительство, призванное заботиться о состоянии храма. На средства железнодорожных обществ, за счет пожертвования служащих и частных лиц были построены больница и дом для престарелых железнодорожников, открыты церковноприходская школа, народная бесплатная библиотека имени императора Александра III. Впоследствии на протяжении многих лет император приезжал сюда во время пасхальных празднеств.






После прихода большевиков все изменилось. Архимандрита Родиона (настоятеля скита)и иеромонаха Анастасия( казначея и эконома) 1917 г. зверски убили. Село переименовали в Шеметив, так звали одного из первых жителей, потом вынесли иконы, закрыли храм, устроили в нем склад для ядохимикатов, вскоре поселили обездоленных детей. Второй раз переименовали село уже в тридцатых годах — на Первомайское. Через несколько лет храм загорелся и знаменитый золотой купол был полностью уничтожен. А в конце войны храм окончательно взорвали, в руинах осталась часовня. Последние уцелевшие мозаики с нее снял основатель местно сельского музея Красюк.



Две фрески в музее долго не выставлялись, их прятали в школьном подвале, и только во времена перестройки, уже после смерти Красюка, они вошли в экспозицию музея. На этом снимке Зинаида Николаевна Мотроновская, нынешний директор музея и внучка очевидицы крушения.




В таком полуразрушенном, обезглавленном состоянии часовня простояла около 60 лет.
"Ко мне на прием пришли две жительницы Первомайского, — вспоминает недавнее прошлое начальник Южной железной дороги Виктор Остапчук, — попросили помочь как-то укрепить часовню, чтобы она совсем не разрушилась. Начали поднимать архивы, дабы выяснить, кому же она принадлежит, и убедились, что она находится на балансе железной дороги. Магистраль тянется много сотен километров, вдоль нее много церквей, мы помогали строить или восстанавливать некоторые из них. Но ни одна из них не находится непосредственно в такой близости. Можно сказать, сам Бог велел, чтобы мы ее реставрировали." Закончили реставрацию часовни и благоустройство прилегающей территории только в 2003 году. 








Сделали все на совесть, а в планах есть и восстановление собора чертежи которого найдены в архивах. Возможно ли такое, новое чудо на этом месте покажет время.
Сегодня в чистом и тихом парке возле часовни можно встретить туристов не только со всех уголков Украины и России,но и Европы, Америки. «Я пять лет смотрю за порядком на территории храмового комплекса и могу сказать, что интерес у людей с каждым годом все больше, — рассказывал дежурный охранник , — много паломников, много туристов. Однажды привезли сюда пожилую женщину. Она долго стояла и смотрела на храм, на уходящие поезда. А в стороне стоял мужчина, он тоже молчал. Женщина на прощание пожертвовала храму какие-то ценности, позднее выяснилось, что она — потомок погибших здесь. В поезде ехали ее дедушка и бабушка. Дед погиб, а бабушка прожила долгую жизнь, но в поезда больше никогда не садилась». 
Не убойтесь во след бабушке, а садитесь в поезда или авто и приезжайте, посмотрите на все своими глазами и я уверен, ваше сердце прикипит памятью к этому святому месту.

(с)basart2007


?

Log in